Меню
RU
0 800 30 5555 Для звонков по Украине
0 800 30 5555 Для звонков по Украине
+38 044 495 22 77 Для международных звонков
О банке
i-Bank
Интернет-банкинг
Интернет-банкинг
частным клиентам
Вход Регистрация
корпоративным клиентам
Вход Регистрация
Программа вознаграждений Mastercard
Каталог подарков Mastercard
Online чат
Онлайн консультант
Ожидания оператора...
Онлайн консультант

Запрос на финансовые продукты для рынка земли уже существует

12 Октября 2020

Лариса Бондарева: «Запрос на финансовые продукты для рынка земли уже существует»

Текущий год очень сложный и для аграрного сектора Украины, и для банков, финансирующих сельскохозяйственные предприятия. Пандемия и карантин, экономический кризис, небывалая засуха в ряде регионов Украины, поставила под сомнение платежеспособность многих участников рынка, ― список можно продолжать. Впрочем, объем кредитования агро увеличивается, и это дает основания банкам смотреть в будущее с осторожным оптимизмом. Каким был прошедший сезон на рынке финансов для агросектора и как банковская система готовится к открытию свободного оборота земли сельскохозяйственного назначения ― в эксклюзивном интервью с заместителем председателя правления, ответственной за корпоративный бизнес и МСБ Креди Агриколь Банка Ларисой Бондаревой.

Лариса Валерьевна, два года назад в интервью Landlord вы рассказывали о планах Креди Агриколь Банка в сегменте сельского хозяйства. В частности, говорили о намерении роста банка в этом сегменте на 10% ежегодно. Два прошлых года были достаточно удачными для отечественного агросектора в части производства и экспорта. Но вместе с тем в мире началась очередной структурный кризис, пандемия и карантин дестабилизируют финансовую систему. Удалось ли банку реализовать свои планы и как на его деятельность повлиял кризисный период?

Конечно, ситуация непростая из-за кризиса и определенные проблемы, возникшие в экономике и финансовой среде. Но все наши планы ежегодного прироста на 10% мы полностью воплотили в жизнь. Для меня особенно положительным является то, что мы достигли роста в том числе за счет двух факторов. Во-первых, банк увеличил кредитные портфели текущих клиентов не только благодаря финансированию текущих потребностей хозяйств (обеспечение посевной кампании, пополнение оборотных средств и другое), но и за счет привлечения клиентами средств для новых инвестиционных программ. А вторым, еще более положительным фактором роста является расширение самой клиентской базы Креди Агриколь. Наши менеджеры на местах за это время сделали масштабную работу по привлечению новых партнеров, и в зависимости от региона клиентская база банка выросла до 15%. Поэтому и наш общий прирост, о котором я говорила, состоялся благодаря новым именам ― это были и крупные аграрные компании, и, что для меня особенно важно, фермерские хозяйства сегмента МСБ. Таким образом, мы росли во всех сегментах, хотя, безусловно, кризис повлиял на всю экономику и общество в целом.

Какое именно влияние имел кризис на агросегмент с точки зрения банковской системы?

Мы это почувствовали прежде всего через изменение поведения клиентов ― им нужно было время для адаптации к новым условиям и дополнительной проработки проектов. Этот период пришелся на весну и начало лета. Только карантин был ослаблен, мы начали активно встречаться с нашими клиентами для того, чтобы понять их настроения и планы на будущее. Сейчас мы уже понимаем, что инвестиционные планы хозяйства поставили только на короткую паузу и заинтересованность бизнеса в привлечении средств достаточно высока. Здесь надо кое-что объяснить: сейчас украинскому бизнесу в целом, и особенно аграрному, присущая одна черта ― привычка рассчитывать только на себя. Конечно, все учитывают экономическую ситуацию, макроэкономические процессы, но деятельность планируют исходя только из собственных возможностей. То есть когда клиент обращается к нам, например, в поиске финансирования для инвестиционного проекта, то это означает, что предприятие уже просчитало свою способность его реализовать. Когда-то было иначе: у клиента возникала какая-то идея и он приходил к нам с вопросом: «А чем вы можете мне помочь?» Сейчас такого нет ― предприниматели планируют денежный поток, смотрят на окупаемость и движутся очень осторожно. Но ― движутся, что позволяет и нам смотреть в будущее с осторожным оптимизмом.

 

Как за год изменилась инвестиционная картина в агро? Какие кредиты по целевому назначению выдаете чаще всего? 

Если брать средние по размеру компании, в 2019 году мы увидели уменьшение инвестирования в обновление парка техники. С одной стороны, парк активно обновлялся в предыдущие годы, с другой ― клиенты ожидали открытия рынка земли и осторожно тратили средства на приобретение новой техники. Ведь в прошлом активно прорабатывали законопроект об обороте земель сельскохозяйственного назначения, согласно которому доступ к рынку имели и юридические лица. Это создало на рынке определенные изменения ― компании пересматривали инвестиционные планы в расчете на то, что будет возможность и необходимость все средства вкладывать в землю. В 2020 году ситуация изменилась ― принят закон об обороте земли пока касается прежде всего физических лиц, и хозяйства, которые создали определенный финансовый резерв, начали инвестировать в технику.

Заинтересованность в приобретении оросительных систем ― еще один тренд этого года. Длительная засуха, особенно ударившая по Бессарабии, поставила на повестку дня необходимость инвестировать в противодействие климатическим изменениям. Мы видим, что спрос на привлечение средств в орошение растет и уже удалось реализовать отдельные проекты. То есть засуха дала толчок к заинтересованности как самих хозяйств, так и партнеров ― поставщиков оборудования и банковских учреждений.

Креди Агриколь Банк является вторым по величине кредитного портфеля в рамках государственной программы «5-7-9%». 90% средств по этой программе привлекаются на рефинансирование и пополнение оборотных средств. Какое место эти направления занимают в деятельности банка? 

Финансирование оборотных средств ― постоянная составляющая нашего диалога с клиентами и большая часть нашего кредитного портфеля. Формы финансирования оборотных средств разные: классическое кредитование, авалирование векселей, предоставление гарантий. Безусловно, есть и рефинансирование.

Кроме программы «5-7-9», наш банк участвует в государственной программе поддержки сельхозтоваропроизводителей, в рамках которой покрывается и кредитование оборотных средств, и финансирование инвестиционных программ. Вообще в нашем кредитном портфеле МСБ в аграрной сфере примерно треть занимают партнерские программы, значительная часть которых предусматривает именно финансирование инвестиционной деятельности.

Государственные программы поддержки стали для наших фермеров глотком свежего воздуха, и спрос на них очень высок. Пока существуют такие программы и желание наших клиентов присоединиться к ним, наш банк также будет принимать в них активное участие. Да, мы получаем пожелания от агробизнеса уменьшить объем бумажной работы для получения государственной поддержки. Особенно это стало заметным во время карантина, когда возникла острая потребность в дистанционном обслуживании. Поэтому надеемся, что упрощение документооборота и автоматизация процессов будут следующим шагом государства.

Кстати, как кризис и карантин отразились на функционировании украинской банковской системы? Какие изменения, на ваш взгляд, наиболее заметны и были ли среди них такие, которые можно считать положительными? 

Первой реакцией и банковской системы, и наших клиентов на кризис, конечно, стало более осторожное отношение к финансированию. Мы оценивали риски, связанные и с финансированием в целом, и с ликвидностью. Забегая наперед, могу сказать, что, в отличие от предыдущих кризисов, ликвидность не снизилась ― она, наоборот, выросла во всех клиентских сегментах. Возможно, это связано с частичным приостановлением инвестиционных программ. Собственно, это две стороны одного процесса: и банки, и клиенты внимательно анализировали риски финансирования. Еще одним положительным моментом стала стабильность обменного курса гривны к доллару и евро ― на валютном рынке не происходит ничего неожиданного. Летом, после смены Главы НБУ, у банкиров были вопросы к стабильности, были опасения валютной турбулентности. Но, как мы увидели, негативных последствий не было ― Национальный банк поддерживает курс на стабильность, и это очень важно для нас.

Что стало для нас новым ― это необходимость адаптироваться к новым реалиям, когда надо было обезопасить и персонал и клиентов во время пандемии, максимально перевести сотрудников на удаленный режим работы. До сих пор мы много говорили об электронном документообороте, диджитализации всех процессов, дистанционном общении с клиентами и очень долго готовились к этому. А здесь мы столкнулись с тем, что все это нужно было сделать максимально быстро. В течение двух-трех недель мы перестроились и обеспечили сотрудникам возможность удаленной работы с сохранением всех требований информационной безопасности. Это была настоящая революция в сознании. Я помню, как в прошлом году банк рассматривал вопрос о том, какая часть команды банка может выполнять свои обязанности дистанционно, и ответа у нас на тот момент не было. Оказалось, все возможно: до 80% сотрудников головного офиса банка работают удаленно.

Вы уже говорили о реакции агрорынка и этой части клиентов банка на кризис. Какие изменения произошли в других секторах? 

Еще в начале кризиса мы сделали анализ рисков для всех индустрий, где мы представлены. Примерно 50% нашего кредитного портфеля ― это кредитование агросектора и переработки, другая половина ― диверсифицированная по различным отраслям.

Например, автоиндустрия сначала довольно болезненно отреагировала на нестабильность, но уже в начале лета мы увидели очередную волну активности на этом рынке. Так и в других направлениях ― ни по одному из них мы не останавливали деятельность, а наоборот продолжили поддерживать клиентов. Поэтому такого падения активности, как во время кризиса 2014-2015 годов, не произошло.

Если уж мы начали сравнивать текущую ситуацию с периодом 2014-2015 годов, что изменилось в агробанкингу? Какие новые банковские продукты были предложены? 

Мы уже имели почти полный набор продуктов, а сейчас добавили последний элемент, которого не хватало, ― лизинг. В середине августа мы подписали первую партнерскую программу и уже заключили первое соглашение с клиентом. Программа подписано с дистрибьютором сельскохозяйственной техники, который будет поставлять технику и обеспечивать техническую поддержку.

Цена этого продукта соизмерима с классическим финансированием. По срокам лизинговая сделка практически не отличается от инвестиционного финансирования ― клиент сам выбирает, какой продукт ему ближе по финансовой модели.

Для этого нужно было пройти подготовительный этап. Запуск лизинга поддерживал наш парижский офис. Главное ― этот продукт востребован у клиентов. Мне очень приятно осознавать, что банк расширил возможности для клиентов несмотря на кризис и турбулентность. Даже в непростые времена мы продолжаем развиваться и смотрим в завтрашний день.

А такой инструмент, как аграрные расписки? Сейчас проект IFC завершен и расписки стали обычным инструментом, вы будете продолжать с ними работать? 

Мы работаем с этим инструментом. Я не могу сказать, что среди наших клиентов был очень высокий спрос на аграрные расписки, хотя, конечно, мы и в дальнейшем будем работать с этим продуктом.

Какой у банка был результат в кредитовании агросферы, то есть на какой объем средств была прокредитована отрасль?

В сегменте agri (непосредственно производители сельхозпродукции) прирост составил 10%, и наш результат ― 7 млрд гривен. Преимущественно клиентами в этом сегменте являются МСБ и средний корпоративный бизнес. Если взять весь аграрный комплекс agri-agro (вместе с хранением, переработкой и трейдингом), то кредитный портфель составляет 13 млрд гривен. А в agro уже больше представлены крупные компании, которые имеют комплексный бизнес и работают, кроме выращивания агропродукции, с трейдингом и переработкой.

В интервью, которое было два года назад, вы отметили, что Креди Агриколь начал работать с клиентами от 400 га земельного банка и были планы сделать минимальную «планку» земли в обработке в 200 га. Были ли эти планы реализованы?

Да, план идти к кредитованию небольших фермеров, которые обрабатывают от 200 га земли, мы реализовали. Кредитный портфель в этом сегменте не очень большой, развитие идет постепенно. Для клиентов такой категории нужно прежде всего адаптировать процессы ― делать все быстрее и проще. Даже для того, чтобы просто вести конструктивный диалог с небольшим фермером, нужна подготовка. И мы продолжаем развитие в этом направлении, ведь мы видим спрос на этот продукт в регионах.

Давайте пойдем немного дальше. Новое земельное законодательство, скорее всего, спровоцирует появление на рынке большого количества фермеров «по 100 га», ведь именно такое количество земли разрешено к продаже одному лицу. Готовится ли банк к тому, что возникнет спрос на продукты для этой категории?

Безусловно, мы такой сценарий просчитываем и к нему активно готовимся. Тем более, что Креди Агриколь работает в европейских странах, где главным клиентом в сфере агро является именно такой фермер ― с земельным банком даже меньше 100 га. Там уже наработанные процессы, продукты, ноу-хау для предоставления таких финансовых услуг.

Мы понимаем, что этому сегменту присущи специфические риски, связанные с недостаточными ресурсами и нехваткой финансовых знаний, логистическими проблемами и прочим. Мы понимаем и то, что без поддержки и надлежащих финансовых инструментов такие хозяйства развиваться не могут. Поэтому интерес к этому сегменту у нас есть, и мы сейчас активно изучаем, что именно сможем предложить. По опыту запуска продуктов для фермеров от 200 га могу сказать, что банк уже подготовил вопросы, как максимально упростить документооборот, облегчить формы заполнения документов, сократить время рассмотрения вопросов и при этом сохранить качество кредитного портфеля.

Два года назад Креди Агриколь начал проект «Агро школа». Когда вы говорите о надлежащем уровне экспертизы, говорится о специалистах, прошедших там подготовку?  

Агро для Креди Агриколь Банка ― это не просто одно из стратегических направлений работы, это наша ДНК и один из китов, на которых стоит весь бизнес банка. И если агро занимает у нас такую важную позицию, то и подходы к работе с этой сферой нужны особые. Ведь вполне естественно, что большинство наших специалистов были экспертами в финансовой сфере и отнюдь не в сельском хозяйстве. Поэтому у банка появилась команда агроекспертизы. Когда же агрокредитование в нашем портфеле выросло до 50% (и сейчас продолжает расти), стало понятно, что небольшой команды не хватает для того, чтобы, во-первых, говорить с клиентами на одном языке, а во-вторых, минимизировать риски банка. Мы спрашивали у фермеров: что нужно улучшить? И получили ответ: желательно, чтобы специалисты банка лучше разбирались в аграрных вопросах.

Нашим ответом на этот вызов стала «Агро школа», где проходят подготовку не только сотрудники фронт-офиса, руководители отделений, но и кредитные аналитики и риск-менеджеры. Цель ― дать им знания и понимание процессов в агро (растениеводство, животноводство, хранение и переработка и прочее), умение просчитать, какую дополнительную стоимость принесет клиенту инвестиционный проект и многое другое. Это классическая бизнес-школа ― шесть модулей, практика в хозяйствах, среди преподавателей ― также наши клиенты и партнеры. В школе уже было два выпуска, а это ― почти 50 учеников, которые пополнили нашу команду агроспециалистов. На мой взгляд, главное, чего удалось достичь, ― наши менеджеры общаются с аграриями на одном языке, а это уже совсем другой уровень диалога и доверия.

 

В 2020 году НБУ постепенно снижал размер учетной ставки и было много прогнозов по снижению ставок по кредитам, которые частично оправдались. По вашим расчетам, какое снижение кредитных ставок может произойти в дальнейшем?

Рынок пока достаточно активный и подвижный ― банковская система сбалансировала размеры кредитных ставок в соответствии с ориентирами НБУ. Но здесь есть другая сторона медали ― ставки по депозитам, по которым банк несет обязательства. Безусловно, клиентам, которые кредитуются, всегда хочется скорейшего удешевления кредитов, когда национальный регулятор снижает учетную ставку. И мы как финансовое учреждение всегда заинтересованы в максимальной активизации кредитования. Но так как у банков есть депозитная база, мы всегда вынуждены балансировать, и процесс объективно имеет инерцию.

Впрочем, с начала года ставки по кредитам уже существенно снизились. Стоимость финансирования зависит от конкретных заемщиков и проектов. Также она формируется под влиянием инфляционных процессов, макроэкономической ситуации и действий регулятора. Сейчас от Национального банка была информация о том, что размер учетной ставки пока не будет снижаться, далее ― увидим.

Еще один острый вопрос на рынке ― перспективы развития агрострахования в Украине. Есть ли такой продукт в Креди Агриколь Банке?

У нас был такой проект, который мы предлагали вместе со страховой компанией АХА (сейчас компания ARX). Спрос на него оказался очень ограниченным, есть определенный элемент недоверия к такому инструменту. Возможно, преградой была высокая цена продукта, несмотря на то, что мы покрывали 50% расходов на страховку.

Сейчас мы продолжаем развивать это направление и находимся в диалоге с рядом страховых компаний. Банк хочет, чтобы страхование для агро входило в нашу продуктовую линейку, но мы действуем очень осторожно, учитывая невысокий спрос.

Меньше чем за год должен открыться рынок земли, о чем мы уже говорили. Запуск оборота земли без привлечения финансирования будет просто невозможным. Какие запросы уже есть и как банк готовится к этому?

Мы всегда динамично корректировали свои продукты в зависимости от тех изменений, которые происходили на рыке. Несомненно, мы будем участниками процесса запуска рынка земли, и теперь это является ключевым вопросом во время наших встреч с клиентами. Поэтому запрос на финансовые продукты для земельного рынка уже существует, но еще надо пройти этап их формирования и адаптации в соответствии с конечными параметрами рынка. На что мы ориентируемся? Продукт должен быть удобным, доступным, с достаточным сроком окупаемости и приемлемым по цене.

Земля станет объектом залога ― что изменится для банка? Тем более, что в законе есть отдельное положение, которое защищает интересы банков ...

Для банков ― больше комфорта, больше возможностей и безопасности, больше желания кредитовать. Для клиентов ― большие возможности, ведь одним из сдерживающих факторов во многих случаях пока является недостаточность обеспечения, залога. Поэтому открытие рынка земли качественно изменит финансирование агросектора, выведет его на новый уровень. Например, будут значительно ускорены проекты орошения, которые имеют длительный срок окупаемости.

Окупаемость земли ― процесс достаточно длительный. Какие сейчас рассматриваются условия кредитования покупки земли по срокам?

Это является предметом отдельных разговоров в банковской среде. Сейчас банковская система Украины не может предложить условия по европейскому образцу, где кредиты на приобретение земли выдаются на 15-20 лет и более. Но мы понимаем, что стандартные условия инвестиционного кредитования на три-пять лет здесь неактуальны. Поэтому сейчас в основном обсуждается срок в 10 лет.

Программа вознаграждений Mastercard
Как добавить карту в Google Pay
Переводы с карты на карту
Интернет-банкинг «i-Bank»
Оплата за кредит, коммунальные услуги и сервисы
Акции
Заявка на справку/выписку
Заявка на GSM банкинг
Бонусная Программа MasterCard® Rewards